Boutique S. Korovin

Real estate in Antalya


Частный маклер С. Коровин / Анталья

Viber / WhatsApp: +90 (541) 240 53 90

Новые комментарии

Подписаться на почтовые рассылки

Количество подписчиков ― человек.

ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ

Ваше имя (на русском языке)
Ваш email-адрес:

Работаем © 2010 года

email рассылки Конфиденциальность гарантирована

email рассылки

Невероятные приключения эмигранта в России

 

В очерке описаны реальные события, произошедшие со мной в краю «Хромой лошади».

 
Я вернулся.

Прожив в эмиграции более четырёх лет, я вновь стою на родной земле и вдыхаю аромат весенней травы. Сколько было пережито за эти четыре года, сколько передумано, но теперь всё позади. Позади иностранная речь, косые взгляды граждан той далёкой страны и те вопросы. Зачем вы здесь? Почему вы не живёте там, где родились и что вы здесь делаете…

Да, я и сам часто спрашивал себя об этом же. И не раз сам же себе отвечал, что неисповедимы пути Господни.

Как часто, бродя по вымытым до блеска улицам, я спрашивал себя, почему здесь так чисто и уютно. Почему от всего веет каким-то спокойствием и хочется жить. Нет, не той жизнью, которую мы имеем в виду, живя в России, размашистой, во всю дурь, а тихой и спокойной, немного задумчивой, философской, если хотите. Как часто мои друзья и приятели, в той далёкой стране, спрашивали меня, как мне живётся и удивительно, что на их языке это выяснить можно только задав вопрос, любишь ли ты нашу страну. С каким волнением они ждали моего ответа, уверенные в том, что я скажу, да, люблю. Поразительно, как люди любят свою родину, как часто об этом говорят. Ведь, что уж говорить, прожив половину своей жизни, я ни разу не задавал себе этот вопрос. Вопрос — люблю ли я Россию?

Ну что ж, наконец, я дома и сейчас-то уж смогу задать себе этот и другие вопросы. И дать себе же на них ответы.

 

Эпизод первый. «Кладбище».

Конечно, после такого длительного отсутствуя, прежде всего, необходимо отдать дань уважения тем, кого уже нет рядом с нами, посетив кладбище, тем более, я буду жить в семейном доме, доставшемся мне по наследству. Утром сев на велосипед, я отправился в дорогу, шурша колёсами по ещё влажному от дождя асфальту.

Интересно, правда или нет, что люди стали людьми, когда стали хоронить мёртвых, подумал я, увидев впереди холм, над которым чёрными точками виднелись надгробья.

Размышляя на эту тему, я съехал с асфальта и подъехал к погосту. Странно, я как- то совсем и забыл, что здесь нет дороги, верней она есть, но просёлочная, сначала петляющая среди небольшой берёзовой аллеи, а затем выходящая как раз к захоронениям.

Проехав ещё немного, я выехал из аллеи на край кладбища, и моему взору открылась невероятного вида помойка. Свалка старых венков, автомобильных колёс, пустых бутылок. Зрелище, конечно, ужасное, но что делать, возможно, какие-то проблемы с вывозом мусора, подумал я, и поехал дальше. Точнее попытался. Колёса велосипеда облипли грязью и отказывались крутиться.

— Да, недавно прошёл дождь, как я об этом не подумал?!

Взгромоздив велосипед на себя, решил двинуться дальше. Отнюдь, пройдя, таким образом, ещё несколько десятков метров, ноги мои разъехались, я поскользнулся и рухнул в придорожную лужу, приняв на загривок сначала велосипед, а затем сумку со скромным скарбом.

Лучше ходить на кладбище зимой, подумал я, скидывая с себя велосипед.

Встав, попробовал обтереться, тщетно, только размазал грязь по всему лицу.

Но мы не привыкли отступать, вспомнил я слова известной песни и, собравшись с силами, продолжил свой путь.

Стая собак, с неподдельным интересом наблюдавшая за происходящим, с визгом разбежалась в стороны, а какая-то бабка, плюнув три раза через левое плечо и перекрестившись, как-то удивительно резво пошагала прочь…

Добравшись до семейной оградки, я увидел чудовищное зрелище. Прямо на могилах лежал огромный свежесрубленный тополь. Причём падая, он смял всё на своём пути, всё, что только мог…

Металлическая оградка была раздавлена до основания, а надгробные камни моих родных, каким-то чудом уцелевшие, казалось, как-то удивлённо смотрели на меня, очевидно поражаясь человеческому безразличию…

Причина этого коллапса обнаружилась быстро. Рядом, кто-то расчистил площадку для свежего захоронения…

 

Эпизод второй. «Разведение цветов».

Ну что ж, нужно налаживать жизнь, сказал я себе, найти работу по душе, обустроится. Конечно не всё сразу, пока ещё не всё кажется привычным после жизни за рубежом. Но всё ведь в наших руках, было бы желание, а остальное приложится. Слава богу, у меня есть предпринимательская жилка, да и опыт кое-какой имеется. Опять же дом, полученный по наследству, в 5км от мегаполиса и земельный участок немаленький, 24 сотки. Можно, например, разводить цветы и наладить их продажу. А что, мне много не надо…

Как сказал президент — Россия вперёд! Так, сначала надо решить вопрос с подключением к коммуникациям…

Чтобы вырастить цветы необходимо поставить теплицу, подключить газ для отопления, как-никак регион рискованного земледелия.

Поехал в администрацию к главе сельского поселения.

Глава встретил меня как родного, какие все-таки открытые и приветливые люди живут в России, отметил я про себя. Выслушав меня внимательно, без проблем, говорит, газ нужен, пожалуйста, мы всегда предприимчивым людям рады. Только проект надо заказать, газификации. Чувствуя неладное, осторожно поинтересовался, сколько это стоит. Одиннадцать миллионов рублей, отвечает, улыбчивый глава. А вопрос о федеральной программе уж как то очень развеселил моего благодетеля …

Да, действительно, газ дорогое удовольствие, подумал я. Глупцы все-таки эти иностранцы, наверно не знали об этом, подводя у себя газ к каждому дому …

Помню, как я завидовал землякам, оплачивая дорогой российский газ в той далёкой стране…

 

Эпизод третий. «Производство мебели».

Устроился по удобнее, включил плитку, поставил чайник. Надо обдумать, как жить дальше.
А что тут думать, я и плотник неплохой, могу мебель делать. Стыд, позор, импортируем мебель из Италии, приносим барыши заморским буржуям…

Слава богу, в лесном крае живём, вон вырубки в 100 километрах, да и пилорамы близко. Где, как не здесь, заниматься производством мебели из дерева. Весь мир смеётся, заборы делаем из дерева, а мебель из ДСП, и то заграничной, своих опилок мало, что ли…

Согласен, не так всё просто, хорошая мебель получается на хорошем оборудовании, нужно станочки поставить, современные. Думаю для начала простенький, фуговальный, к примеру, затем другое оборудование можно набрать.

Так ведь и Москва не сразу строилась…

Как-то на волне раздумий замечаю, что чего-то чайник на плитке не закипает. Ба, да ведь и лампочки еле горят! Звоню электрикам, думаю, может авария где-то на линии, надо сообщить, как бы беды не вышло…

Набрав номер телефона, прослушал всё, что рассказал мне автоответчик. Даже удивительно, как продвинулась Россия. Особенно понравилось трёхкратное упоминание о том, что компания является клиентоориентированной и с огромным вниманием и благодарностью относится ко всем замечаниям своих клиентов. После пятиминутных рассуждений автоответчика, наконец, ответил оператор.

— Здравствуйте — услышал я приятный женский голос — чем могу помочь ?

Так, мол, и так, рассказываю я, напряжения нет, плитка не может чайник нагреть, лампочки еле горят, холодильник течёт. Что делать не знаю, у соседей маленькие дети, как бы беды не вышло…

— А вы знаете, мы за качество электроэнергии не отвечаем — пояснил приятный женский голос.

— Как, разве не вам я плачу за электроэнергию, да и договор на поставку электричества с вами — недоумеваю я.

— Платите нам, а кто отвечает за качество, я не знаю — ответила добрая девушка и положила трубку.

Не веря своим ушам, пошёл прояснить ситуацию к соседям.

Чинно попивая чай из блюдечка, и внимательно меня выслушав, глава семейства соседского дома произнёс :

— Вы что, милок, с луны свалились?! Какая плитка, какой столярный цех?! Здесь напряжение выше 140 вольт не бывает... Электрификацию этой деревни в 1928 году проводили, как раз годовщину смерти Ленина отмечали, мне отец рассказывал... С тех пор и не делали, больше ничего. Приходят раз в год, показания счётчиков снимают, а так больше никого не видели. Ты сходи в администрацию, может чего пообещают…

Представив образ розовощёкого и улыбчивого главы администрации сельского поселения, я отчётливо увидел картину, как он, в свойственной ему вежливой манере предлагает мне оплатить проект электростанции…

А ведь я помню, как в той далёкой стране случайные попутчики, узнав, что я из России, с восхищением рассказывали, как мои земляки построили у них электростанцию, как они теперь работают на ней. И как я испытал чувство безграничной гордости за принадлежность к этой Великой стране. Стране, чьи специалисты смогли обеспечить электричеством две третьих страны, с бурно развивающейся экономикой.

 

Эпизод четвёртый. «Собеседование».

Бизнеса не вышло, но жизнь продолжается, и жить как-то надо. Открыв газету, проштудировал все объявления о найме на работу и, выбрав подходящие, отправил резюме. Ждал долго, но ответ пришёл.

Не могу сказать, что меня это очень обрадовало, так как я смутно представлял, как буду добираться до этой работы. Машины у меня нет, а до ближайшей автобусной остановки три километра, кстати, столько же и до ближайшего магазина. Нет, на отсутствие дороги жаловаться не приходится, как раз дорога есть, а вот автобусной остановки нет. Дорога отсутствует только в самой деревне, и я с глубокой болью частенько наблюдал как почти каждое утро вереница старушек, с трудом выбравшись по грязи из деревни, на краю дороги переодевала сапоги на лёгкие дорожные тапочки и, сложив их в кульки, разноцветными точками исчезала из виду за поворотом. Почти каждое утро они проходили по три километра до магазина, чтобы купить хлеба и молока и ещё столько же, возвращаясь обратно…

Во время столь памятного посещения главы администрации сельского поселения я интересовался у него этим вопросом, на что собеседник пустился в пространные рассуждения о рентабельности для бюджета и экономической неэффективности работ по благоустройству в малочисленных деревнях. А вопрос об автобусной остановке, поверг главу в неподдельное изумление, как будто речь шла о строительстве космодрома возле нашей деревни…

Ну что ж, приглашение на собеседование получено, и нужно идти. Встал в шесть утра, истопил баню, помылся. С большим удовольствием достал из чемодана дорогой костюм, купленный мной перед приездом, и белую сорочку...

Как назло, ночью прошёл дождь, однако, я всё же решил не следовать примеру старушек и постараться выбраться из деревни в туфлях...

Зря.

С трудом выбравшись из деревни, я понял, что туфли безнадёжно испорчены, а новый дорогой костюм измазан глиной до самых коленей. Картину завершил проезжающий мимо грузовик, поймавший рытвину на дороге и окативший меня грязью, с ног до головы…

Вернувшись, домой, я скинул грязную одежду и, умывшись, рухнул на кровать.

В голове было пусто. Ни одной мысли, ни одной идеи, что делать и как жить дальше. Чтобы заполнить это пустое пространство в своей голове, включил телевизор. По телевизору шёл репортаж о том, какие качественные и современные дороги по новейшим технологиям строят наши специалисты в Монголии...

 

Эпизод пятый. «Мусорные баки».

Разбирая старые вещи родительского дома, я и не предполагал куда это, казалось бы, на вид безобидное занятие, может меня привести…

Да, что уж говорить, раньше люди были запасливы, чего только не было в этом доме. К делу подошёл обстоятельно, разбирая вещи, раскладывал в разные кучи, что можно было бы сохранить как память, а от чего можно и отказаться, так сказать расчищал жизненное пространство…

Надо сказать, кучи получились немаленькие, особенно та, что на выброс и встал вопрос, что с этим делать. Будучи человеком практичным и предусмотрительным, сразу отсортировал то, что можно сжечь, желая использовать впоследствии золу в качестве удобрения на огороде и то, что сжечь нельзя. Так-то оно так, но что-то во время этого занятия, мне не давало покоя, что-то зудело, говоря мне, что добром всё это не кончится…

И только после того, как дело было сделано, я понял, о чём пыталось мне сообщить внутреннее эго...

— А мусор то в деревне выбрасывать некуда?! Мусорных баков то нет!

Что делать, как быть, выкопать яму всё свалить и закопать? Но, во-первых, мусора много и потребуется экскаватор, а во-вторых, это скорее, просто какое-то недоразумение. Думаю, жители просто никогда не задумывались, что мусор могут вывозить, что администрация и коммунальные службы как раз для этого и существуют, чтобы обеспечивать комфортную жизнь гражданам, проживающим на их территории. И я твёрдо решил, что необходимо решить эту проблему, решить её для себя и заслужить почёт и уважение среди соседей, занявшись в свободное время общественной работой…

Сказано, сделано. Отправился вновь в администрацию, в конце концов, не предложит же глава делать проект полигона для утилизации мусора...

Глава не предложил, сказал, что проблем никаких нет, и мусорные баки установит.

Прошёл месяц, баков нет, я снова у него.

Улыбаясь и обезоруживая своим неподдельным обаянием, глава развёл руками, извинился и заверил, что прямо сейчас сам лично займётся этой проблемой и через час, максимум два, баки будут стоять на месте.

Прошёл месяц...

Утром, в очередной раз, промучившись возле плитки, но всё же позавтракав, я выглянул в окно. Задавался летний погожий день, солнце, выглянув из-за деревьев, подмигнув, стало подниматься, озаряя окружающий пейзаж. Две вороны перепрыгивая с места на место на куче мусора перед моим окном, кажется, играли в футбол какой-то банкой, злобно поглядывая в мою сторону…

Стукнув кулаком по столу, я стал судорожно искать номер телефона экологической службы, с единственным желанием, уничтожить столь ненавистного мне главу сельского поселения...

Голос на другом конце линии был сонным, кажется, я своим звонком вернул заместителя руководителя края по экологическому надзору из какого-то сладкого полудрёма. Очевидно с трудом вспоминая, кто он и где находится, оппонент с завидным упорством, присущим только руководителям столь высокого ранга, заставил-таки себя, меня выслушать…

Рассказывая о своей проблеме, во всех красках ужаса загрязнения окружающей среды, описывая нашествие полчищ крыс и комаров, кошмара эпидемии холеры, источником которых, непременно станет экологическое бедствие нашей деревни, меня не покидало ощущение, что человеку на другом конце «провода», как-то не очень интересно, почему может наступить конец света…

Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать.

Вновь очнувшись от очередного погружения в сладкий сон, «большой человек» произнёс, что их, как госчиновников, интересует конец света, который может наступить только от крупных металлургических, химических и нефтеперерабатывающих предприятий. Дойдя до слова нефтеперерабатывающий, он как-то сразу ожил, тяжело задышал, даже взвизгнул, очевидно, перебирая в уме размер возможных штрафов, откатов, бюджетов и процентов…

Наконец закончив свой монолог, в состоянии абсолютного экстаза, заместитель руководителя края по экологическому надзору, посоветовал мне обратиться к главе сельского поселения…

Настроение было не к чёрту, но я не собирался отступать.

Как же я буду уважать себя, как я заслужу почёт и уважение соседей, если остановлюсь на половине дороги. В конце концов, страна – это мы, а не какие-то чиновники. Мы заставим себя уважать, мы — граждане Великой страны!

На этой патриотичной ноте я сел и написал разоблачающее письмо, уже главе района, куда входит наше сельское поселение...

Письмо получилось гневное, писал я о недостойном поведении администрации сельского поселения, позорящем честь и достоинство мундира чиновника Великой страны, о пренебрежительном отношении к чаяньям и мольбам граждан, проживающих там же. Писал о том, что ложь и пустые обещания дискредитируют сам институт власти и многое другое, что накопилось в моей истерзанной душе за этот год пребывания на исторической родине...

Ответ не заставил себя ждать. Утром, на пороге моего дома стоял глава сельского поселения и доложил, что баки установлены и если впредь чего-то понадобится, чтобы, непременно к нему, и что всё это будет исполнено в лучшем виде…

Окатив меня очередной порцией своего, уже изрядно поднадоевшего, обаяния он, шаркнув ножкой, сел в свой автомобиль и уехал.

Я не поверил своим глазам, мне казалось, что это — сон. Ущипнув себя, я осмотрелся. На крыше соседнего дома сидели две вороны, синхронно поворачивая головы, вслед пролетавшего над деревней «кукурузника»...

Сделав шаг вперёд, я поскользнулся на мокрой от расы траве и, не удержавшись на ногах, растянулся во весь рост, на лужайке перед домом.

Вороны посмотрели на меня, но, не сочтя происходящее достойным их внимания, с важным видом полетели восвояси...

Я лежал в траве, уткнувшись носом в след, оставленный автомобилем главы сельского поселения.

Значит, я не сплю, значит, у меня всё получилось, подумал я, вставая и срывая с себя репей, намертво впившийся в мои брюки. Вот, что значит настоящее упорство. Они меня ещё мало знают, я ещё и дорогу, в деревне, заставлю поправить, и опоры, с уличным освещением, установить…

Пройдя вглубь деревни, я увидел их...

Они стояли рядышком, три свежевыкрашенных в небесно голубой цвет, мусорных бака…

Они были прекрасны... Душа пела...

Вернувшись, я с важным видом уселся на скамейке перед домом, приготовившись принимать восхищённые комплименты своих соседей. Что уж, говорить никто не верил в мою победу, сколько раз, я спиной чувствовал злорадные усмешки соплеменников. И вот он — момент моего триумфа, момент, когда граждане Великой страны, наконец, почувствуют себя таковыми...

Мысли путались, обгоняя друг друга, но что-то было не так, что-то настораживало, я не мог понять что, но интуиция настойчиво стучала в висок — рано радуешься, дорогуша...

Птицы замолчали как по команде, в воздухе повисла тишина, я зажмурился…

— Это что… это ты… это кто, это тебе позволил, услышал я, открывая глаза. Возле меня стояла соседка, в боевой стойке борца сумо, явно готовясь к броску...

Я съёжился, готовясь к обороне.

— Я говорю, это кто это тебе позволил ставить мусорные баки, возле моего дома , не унималась соседка. Может, ты ещё нам прикажешь, за вывоз мусора, деньги платить?!

На следующий день возвращаясь, домой, я увидел, что баки перевёрнуты вверх дном, а ещё через день их погрузили в машину и увезли…

* * *

Присев на скамейку перед домом я смотрел на кучу мусора...

Две вороны перепрыгивая с места на место, кажется, играли в футбол какой-то банкой. На мгновение, остановившись, одна повернулась в мою сторону, и скорчила «рожу»...

— Сошёл с ума, — констатировал я, заходя в дом.

Стоя у зеркала, я посмотрел на своё отражение. В скудном свете электрической лампочки, из-за низкого напряжения, на меня из зеркала смотрело нечто, землянистого цвета с впавшими от безнадёжности глазами...

На голове, когда-то здоровые русые волосы превратились в корявые клочки шерсти, торчащие в разные стороны...

— Боже праведный, во что я превратился из цветущего мужчины средних лет, за год пребывания на родине!

— Скорей, скорей домой. Домой в ту далёкую, чужую страну, ведь теперь я знаю ответ на главный вопрос! Вопрос, который мучил меня много лет, — Можно ли любить Россию?

— Знаю. Конечно, можно, но также, как аллигатора в мутных водах Амазонки — только с безопасного расстояния…